Консультирование пары «мать — ребенок»

 Консультирование пары «мать-ребенок»: простые фигуры и завершение ситуации

Исаенко О. С.

Консультирование пары «мать-ребенок»:

простые фигуры и завершение ситуации

  // Наука i освiта. — №3. – 2004. – С. 75–77.

 Одной из современных задач школьной психологической службы является профилактика и коррекция школьной дезадаптации. Начиная свое обучение, ребенок приходит с определенным семейным психологическим «багажом», который проецируется на школьную жизнь и определяет степень адаптации ученика, особенно на начальных этапах. Включение в практику работы школьного психолога пары «родитель-ребенок» позволяет во многом оптимизировать процесс психологической помощи, так как на «душу» психолога приходится 900 учеников, а еще –педагоги и родители.

Консультирование пары, пожалуй, все еще остается  «экзотичной» формой психотерапевтической практики, тем более в арсенале методов школьного психолога. В литературе встречаются примеры работы с парой Ф. Перлза, продолжает развивать гештальтподход в работе с парами и семьями С. Невис (Кливленд). При этом речь идет не только об интеракции внутри группы: в фокусе находятся «интимные системы» и их контакт с миром. Пара рассматривается как единый организм (группа как личность). Это позволяет применять к ее функционированию метафоры цикла контакта, нарушений на границе контакта (интроекция, проекция, ретрофлексия, конфлюенция, дефлексия), обычно приложимые к личности в процессе терапии. Полезно также познакомиться с практикой таких семейных  терапевтов как В. Сатир, К. Витакер и др. [1, 2,  4, 5, 7, 8].

Целью данной статьи является демонстрация  возможностей процесса консультирования пары «мать-ребенок» в работе школьного психолога, формулировка основных принципов консультирования.

Поводом для консультации (терапии) могут выступать как результаты тестирования (показатели тревожности в детских рисунках), так и кризисные ситуации, связанные с обучением и поведением (Таня, 2 кл — вырвала страницу с «2» из дневника).

Учитывая, что инициатором встреч обычно являются родители, школьный психолог или администрация школы, работа в паре позволяет создать равные шансы для школьника, который подчас даже не знает «зачем его сюда привели», что не так уж далеко от истины. Поэтому такая встреча с парой позволяет ученику быть субъектом отношений, а не объектом воспитательного воздействия и коррекции.

Работа  с парой «здесь и теперь» дает возможность, используя интерактивные методы, снять ригидное напряжение в отношениях «отцов и детей», обозначить патологические коммуникативные паттерны, обратить внимание на ценность эмоционального контакта.

Психологическое консультирование семьи

Гештальт-терапия в работе с семьей: простые фигуры и завершение ситуации

При построении терапевтических отношений я основываюсь на принципах и методах гештальт-подхода. Это позволяет изучать пару с точки зрения процесса, фиксировать внимание на семейных интеракциях, следить за нарушениями и сопротивлениями на границе контакта, подчеркивать эмоциональный опыт и в то же время помогает мне не терять себя, быть внимательной к  собственным реакциям при общении [3, 4, 5, 6]. Цель терапии (в рамках школьной психологической службы) – научить членов пары признавать различия друг друга, ценить эти различия и наиболее полно выражать то, что они чувствуют,  чего хотят, о чем думают.

Гештальт-терапия  для этого располагает богатым арсеналом методов как собственных, так заимствованных из других школ: «непрерывное осознавание», работа с полярностями, ролевые игры, скульптурирование, рисунок, метафора [3]. Все это обладает и диагностической, и коррекционной функцией, помогает вывести систему из равновесия, которое расценивается участниками пары как «тупик». В проблемных закрытых семьях равновесие, однажды заданное и бывшее когда-то полезным и функциональным, перестало быть таковым «здесь и теперь». Открытые системы, по В. Сатир, обладают выбором «равновесий», и в случае изменения позиций, смены ролей участники способны приспосабливаться вновь и вновь [7]. Если говорить в гештальт-терминах, такая пара умеет формировать простые фигуры и  завершать ситуации.

Хочу проиллюстрировать все вышесказанное некоторыми примерами, приемами, историями, типичными или просто интересными с моей точки зрения.

***

  • Базовый вопрос «Что ты чувствуешь сейчас? « для учеников 1-3 классов, а также в не меньшей степени и для их родителей. Задаю дополнительные вопросы в начале работы: «Какие чувства ты знаешь?» —  и предлагаю выбрать что-то подходящее из перечисленных мною эмоций: гнев, страх, радость, грусть… Обычно первоклассники отвечают: «Мне весело». Уточняю: «Так же весело, когда ты получаешь подарок ко дню рождения … больше или меньше… значит, чуть-чуть весело?» Еще можно услышать «спокойно», реже «грустно» и почти никогда «гнев, злость» и «страх». Это непривлекательные чувства в нашей культуре и в конкретных семьях они обычно «прячутся за ширму».
  •  «Трудно принять факт взаимных различий, если не оценить степень  сходства» (В. Сатир). Отсюда закономерный вопрос «Что вас объединяет как пару?». Участники по очереди называют варианты. Когда они заканчиваются, предлагаю помолчать полторы-две минуты, в молчании рождается что-нибудь еще.
  • Работа с «плохими» чувствами.

Денис (1 кл) + мама.

Денис, говоря о себе, часто использует слово «доброта», фантазирует о «сосудах доброты» в кабинете психолога. Подчеркивает, что он «не сердится».

Психтерапевт-психолог (П): Для чего нужны «плохие» чувства?

С помощью мамы ищем ответы: страх — для сохранения жизни, раздражение — для защиты себя. Предлагаю  паре обменяться высказываниями на тему: «Я сержусь на тебя, когда…»

 

Дима (1кл) + мама.

Дима отрицает свою «сердитость». Спрашиваю у мамы, замечает ли она, когда сын сердится, что он делает при этом. Мама приводит пример, с которым Дима соглашается.

 

Даша (1кл) + мама.

П (Даше): Что тебя в жизни больше тревожит?

Даша: Я боюсь в жизни, чтобы больше пожить… Я боюсь пауков, мышей… Я чувствую ревность, когда папа целует маму в нос.

П (маме): Что вы чувствуете, когда Даша ревнует?

Мама: Беспокойство о будущем, что она вырастет эгоисткой.

П (Даше): Что нужно сделать маме, чтобы ты не ревновала?

Даша перечисляет варианты, в основном ретрофлексивного плана: «ударила», «бросила на пол», «обозвала нехорошим словом».

На одной из следующих встреч Дашу беспокоит то, что соседи по двору закрывают своего кота в помещении.

П: Что ты чувствуешь?

Даша: Я гневаюсь: «Почему вы закрываете кота?»

Попутно девочка сочиняет историю о лебеде, в которого мальчик на экскурсии бросал камнями, а лебедь ударил его крыльями. Сначала выдает эту историю за явь, а потом говорит, что сама ее придумала.

Предлагаю смоделировать ситуацию разговора с соседкой (эту роль играет мама). Обращаю  внимание Даши на то, что можно не требовать, а просить, предлагать, сказав о своих чувствах.

  • Часто использую коммуникативные игры «Я хочу…», «Я недоволен… — Я ценю…», «Я сержусь, когда…». Более подробно о них, а также о ситуации «просьбы-требования» можно прочитать в книге Дж. Рейнуотер «Как стать собственным психотерапевтом» [6].
  • Конфлюенция (слияние).

Мама: Мы плохо учимся.

П (маме): Вы продолжаете свое обучение в школе?

  • Сочиняем сказку.

«О том, как Саша выучила таблицу умножения».

П: Жили-были мама… Какая была мама?

Саша(3 кл.): Красивая, умная, добрая.

П: … и Саша … Какая была Саша?

Саша: Лентяйка, непослушная… нет, послушная (долго выбирает и все-таки останавливается на варианте «послушная»).

П: Еще какая? … ну, может быть, добрая, ласковая, нежная.

Саша (подхватывает): И добрая, и ласковая, и нежная.

П: Сказала мама Саше: «Выучи таблицу умножения.» Что Саша сделала?

Саша: Сначала учить не стала, а на следующий день, когда мама ушла на работу, взяла и выучила.

П (маме): Как часто вы хвалите дочь? Вы ожидаете немедленного исполнения своих требований или можете немного потерпеть?

  • «Двойка».

 Таня (2 кл.) вырвала страницу с двойкой из дневника. Мама маркирует свою позицию как «давить и требовать» (на этом настаивает муж и его родственники), а позицию дочери —  «каяться». Мама встречает дочь из школы вопросом «Ну как успехи? «, в котором сама замечает иронию. Таня чувствует вину.

П: Получается, что лучше уж страницу вырвать, но маму не разочаровывать.

Трудности в общении с детьми:

Трудности в общении с детьми: «опять двойка»

На следующей встрече ищем конструктивные пути выхода из ситуации (с помощью ролевой игры). Предлагаю маме использовать нейтральные, безоценочные вопросы: «Как ты? Чем я могу тебе помочь?» и т.п. В конце игры Таня говорит о том, что чувствует мамину заботу и ей это приятно, мама чувствует умиление и счастье.

П: А с чего мы начали?

Мама: С двойки!

  • ·    Не «ПОЧЕМУ», а «КАК».

Вопрос «Почему?»  относится к коммуникативной категории «обвинитель» (по В. Сатир) и в отличие от вопроса «как» дает меньше пространства для маневра. Это, попросту, тупиковый вопрос.

Вместо вопроса «Почему ты не выносишь мусор вовремя?», можно спросить: «Как мне лучше напомнить тебе о том, чтобы ты выносил мусор вовремя? «. Другими словами  перейти от вопроса «Кто виноват?» к обсуждению ситуации «Как это изменить?». Будет лучше если психолог-консультант, вместо готовой формулировки, предложит поискать новую самостоятельно, намекнув на то, что слово «почему» лучше исключить.

***

Приведенные примеры показывают, как можно «здесь и теперь» корректировать патологические паттерны поведения членов пары, изменить ракурс видения проблемы («двойка»), исследовать «тупики» и прерывания в интерактивном цикле. При работе с парой формируется терапевтическое пространство, в котором подчеркивается ценность эмоционального опыта «для достижения более адекватного наполненного уровня существования» (К. Витакер). Работа с парой может не только разнообразить консультативную практику, но и быть «фигурой» при организации работы школьного психолога, независимо от того, кто был инициатором встречи: участники пары или возник социальный запрос.

Литература:

  1. Бэндлер Р., Гриндер Д., Сатир В. Семейная терапия. – Воронеж: НПО «МОДЭК», 1993. –128 с.
  2. Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: Символический подход, основанный на личностном опыте. – М.: независимая фирма «Класс», 1997. –172 с.
  3. Гингер С., Гингер А. Гештальт-терапия контакта. – СПб.: Специальная литература, 1999. –    287 с.
  4. Невис С. «Семейная гештальттерапия» (из материалов для мастерской по применению гештальт-подхода к интимным системам в Московском гештальт институте, 1993-1994 гг.)
  5. Перлз Ф. Гештальт-подход и Свидетель Терапии. – М.: 1996. – 240 с.
  6. Рейнуотер Д. Это в ваших силах. Как стать собственным психотерапевтом. – М.: 1992. – 238 с.
  7. Сатир В. Как строить себя и свою семью. – М.: Педагогика. – Пресс, 1992 . – 192 с.
  8. Цапкин В. Н. Личность как группа и группа как личность. – Московский психотерапевтический журнал. – № 4. – 1994. – С.11–28.

Ольга Исаенко, кандидат психологических наук

Уважаемые коллеги (а также рерайтеры, педагоги, мамы «вконтактах»), если вы хотите скопировать / украсть мой текст и опубликовать его на ваших страницах в соцсетях или сайтах, ТО сначала познакомьтесь с информацией об авторских правах.

Задать вопрос детскому психологу (или добавить комментарий)

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s